Новый проект Gulag.cz: Советские репрессии и депортации в странах Балтии

15-06-2020

Сотрудники глубоко убеждены в том, что политические репрессии в СССР — это не только российская или советская история. Их жертвами стали, помимо граждан Советского Союза, тысячи чехов, словаков, поляков, французов, американцы, нидерландцев и представители других народов. На сайте организации в воскресенье был обнародован новый проект, приуроченный к трагической дате в истории стран Балтии: в ночь с 13 на 14 июня началась первая массовая волна депортаций из прибалтийских республик. С инициатором проекта Штепаном Черноушеком беседует Лорета Вашкова.

Советский аппарат начал подготовку к развязыванию террора еще до оккупации Прибалтики советскими войсками в 1940 году с целью подавления какого-либо сопротивления в будущем. Началось планомерное истребление национальных элит, видных активистов, просветителей и священников, а позже и тех, кто отказывался от коллективизации сельского хозяйства. Трагическим днем для литовцев, латышей и эстонцев стало 14 июня 1941 года.

— Мы целенаправленно опубликовали наш материал к этой дате, так как 14 июня во всех странах Балтии отмечается как день памяти о депортациях прибалтийских народов на территорию Советского Союза. Мы готовили этот проект с осени прошлого года. Изначально я хотел обнародовать его раньше, может уже в начале этого года. Наконец мы решили немного подождать и опубликовать все по случаю этой годовщины.

— Напомним, что в течение одной недели органам НКВД удалось арестовать или депортировать примерно 34 тысячи жителей Литвы, зачастую вывозили всю семью с детьми, пятнадцать с половиной тысяч жителей Латвии, причем 2400 из них были дети младше десяти лет, и десять тысяч человек из Эстонии. В рамках проекта вашей организации приведены и истории конкретных людей, которые пережили сибирские высылки.

Сотрудничество с институтами и историками стран Балтии

Штепан Черноушек, фото: Ондржей ТомшуШтепан Черноушек, фото: Ондржей Томшу Пришлось ли Вам натолкнуться в ходе подготовки проекта с тем, что разные источники — в данном случае в лице советских историков и исследователей стран Балтии — дают противоречивую картину происходивших тогда событий либо приводят разные цифры?

— Нет, с большими неточностями или противоречиями мы не столкнулись. Конечно, мы сотрудничали прежде всего с институтами и историками Балтии. Нашими партнерами были Музей оккупации Латвии, в Литве — организация Misija Sibiras (также Музей оккупации в Вильнюсе — прим.ред.), в Эстонии — Институт исторической памяти, в рамках которого существует проект записи свидетельств очевидцев того времени. Мы столкнулись с некими неточностями, что касается цифр, потому что информация в некоторых источниках 1990-х, опубликованных историками на основе первых данных из открытых архивов, не всегда совпадает с информацией сегодняшних дней. Раньше приводились данные на несколько тысяч человек больше, однако их, возможно, могло быть в общей статистике немного меньше. Дело в том, что очень трудно определить точное число жертв депортаций в странах Балтии, так как они коснулись очень многих. Иногда очень сложно определить, кого можно считать жертвами, а кого нет.

Около девяти процентов жителей прибалтийских стран было депортировано

— В материале, приведенном на Вашей странице, также приводится, что вследствие оккупации прибалтийских территорий, советских репрессий, миграционных процессов и военных операций страны Балтии лишились 20% процентов своего населения.

— Это, конечно, логично, так как если около девяти процентов из прибалтийских стран было депортировано, то это впоследствии несет за собой уменьшение числа жителей.

— Созданию виртуального музея ГУЛАГа вы посвятили не менее шести лет, Вас приглашали рассказать о проделанном вашей организацией работе в нескольких европейских странах. Что у Вас всплывает в памяти, если оглянуться на этап ознакомления с событиями в прибалтийских странах в 1940 –х годах?

Советский нарратив, к сожалению, иногда возвращается

Иногда очень трудно после всех этих лет, посвященных исследованию данной темы. Эти истории очень печальные и страшные. Я, тем не менее, чувствую, что необходимо продолжать говорить об этом, так как в последнее время все чаще появляются тенденции иначе преподносить советские репрессии, отрицая, что это были репрессии, с тем что жертвы сами были виновными в том, что произошло. Советский нарратив, к сожалению, иногда возвращается — в основном, в России, но не везде. Думаю, что необходимо об этом и дальше говорить, причем больше и громче. В рамках работы над этим проектом меня больше всего впечатлила история латышки Дзидры Мелдере, арестованной в 1949 году. Она была беременна, когда ее арестовали,ее сын родился в тюрьме еще в Риге. Вместе с сыном ее отправили в Казахстан. Она его с трудом кормила и ухаживала за ним, но после нескольких месяцев их разделили. Сына отправили в детдом где-то в Свердловской области, мать его искала, но никогда уже не нашла. Это страшно, когда имперские амбиции государств, аннексия территорий ведут к тому, что обычные семьи переживают такие ужасные истории, - заключает Штепан Черноушек.

Советские депортации затронули также население Белоруссии, Украины и Молдавии. В будущем сотрудники организации хотели бы также осветить данную тему.

15-06-2020