«Если бы не Красная Армия на подступах к Праге, нацисты могли утопить город в крови»

08-05-2020

В программе, приуроченной к празднику Победы, отмечаемому в Чехии 8 мая, мы расскажем о событиях, приблизивших этот заветный для миллионов людей день. «В принципе, подлинную историю Чехии XX векa, кроме 1918 года, в школе не преподают, что вовсе неудивительно. Политические перевороты происходили настолько бурно, что практически каждые двадцать лет «герои» превращались в «преступников», а любимцы народа — в отщепенцев. Сегодняшнее время также принесло новый взгляд на историю. Таким образом, многие сочли политически некорректным говорить о том, что в действительности происходило здесь в период протектората, как и в Словацкой республике, а также o том, что происходило после войны», – пишет чешский публицист и писатель Вацлав Влк в своей книге Krvavé dozvuky války («Кровавые отзвуки войны»).

Воины танковой армии П. Рыбалко, foto: Aрхив Вацлава Влка ст.Воины танковой армии П. Рыбалко, foto: Aрхив Вацлава Влка ст.

В ней приводится ряд малоизвестных фактов о драматичных событиях военного времени, в том числе «транспортах смерти» и «походах смерти», маршруты которых пролегали через чешские города и деревни. С автором книги Русская служба Radio Prague International беседуеt о самых значимых событиях конца войны на чешской территории, акциях саботажа участников Сопротивления и решающей роли армий И. Конева и П. Рыбалко в спасении Праги.

Вацлав Влк, родившийся 24 апреля 1943 года в Праге — сын участника подпольных антифашистских групп, доктора юридических наук Вацлава Влка, чем объясняется его глубокий интерес к проблематике Сопротивления, чешско-немецким отношениям и военной истории в целом. Он также является комментатором интернет-издания Neviditelný pes, автором серии статей, в том числе таких как «Неподходящие герои» и «Дьявол в пленительном краю» — последние позже выросли в отдельную книгу «Маутхаузен».

«Кровавые отзвуки войны», фото: Лорета Вашкова«Кровавые отзвуки войны», фото: Лорета Вашкова Книга «Кровавые отзвуки войны» вышла в издательстве Grada в 2015-м, годом позже удостоена Бронзовой медали, присужденной комитетом Чешского союза борцов за свободу. В. Влк также принадлежит к числу тех, кто подписал «Хартию–77», документ чехословацкого правозащитного движения — это в свое время обернулось для него «путевкой» в котельную. В результате приобретенного опыта написал шестнадцать востребованных книг и пособий по отоплению, вышедших тиражом в 400 тыс. экземпляров в пяти странах.

– Прежде чем взяться за написание книги «Кровавые отзвуки войны», Вы ознакомились с военной литературой чешских и зарубежных историков, касавшейся событий на чешской территории. До какой степени это послужило источником Вашего вдохновения или же скорее толчком для дополнения пробелов в истории?

– Многие десятилетия этой теме почти никто не уделял внимания, а если ее и изучали, то мельком или же в узкоспециализированных изданиях. Историки, как правило, выбирали небольшой период, который анализировали, но обзорного труда так и не было создано. Нет книги, посвященной тому времени, из которой можно узнать, что, собственно, тогда происходило. Я решил изменить текущее положение дел. Мне удалось найти много различных историй, которые и легли в основу книги, призванной помочь читателю составить более полную картину об указанном историческом этапе.

Информация, касавшаяся чехов, словаков, Чехословацкой армии в СССР и движения Сопротивления, скрывалась

Вацлав Влк, фото: YouTube / KOLEKTIFВацлав Влк, фото: YouTube / KOLEKTIF — Какие события в ходе заключительного этапа войны — прежде всего, на территории Протектората Богемии и Моравии — с Вашей точки зрения, являются наименее изученными и противоречивыми и почему?

– Противоречивой мне представляется вопрос освещения чешского движения Сопротивления, а также, как сейчас оказывается, роли Красной Армии в ходе освобождения Праги, и всех связанных с этим вопросов и фактов, включая тот, что американцы, освободив Пльзень, не пошли дальше, в связи с чем Праге пришлось действовать в одиночку. Эти и другие темы недостаточно изучены и практически неизвестны широкой аудитории.

В Чехии до сих пор преобладает идеология, формирование которой началось после 1948 года. В ее основе лежат умозаключения, что чехи якобы не боролись, не сопротивлялись, что Прагу освободила только Советская армия. Практически вся информация, касавшаяся чехов, чехословаков, Чехословацкой армии в СССР и движения Сопротивления скрывалась — более того, НКВД и Сталин после переворота 1948 года физически ликвидировали участников движения Сопротивления против нацистских оккупантов, включая представителей коммунистического Сопротивления.

"Обстоятельства освобождения до сих пор остаются неизвестными"

Пражане приветствуют победителей, foto: Aрхив Вацлава Влка ст.Пражане приветствуют победителей, foto: Aрхив Вацлава Влка ст. – Удалось ли в Чехии после 1989 года хотя бы частично исправить ситуацию и повысить осведомленность населения о движении сопротивления?

– К сожалению, до сих пор это так и не удалось. Факты о происходивших в нашей стране во время войны и в 1945 году событиях донести до подавляющей части сограждан не удалось, и они не стали частью их сознания. Было написано много качественных и заслуживающих внимания книг — в частности, труды коллег Шустека и Чванчары, однако символом того времени у нас по-прежнему остается танк Т-34 с красноармейцами на борту и девушки в национальных костюмах, одаривающие солдат букетами сирени. Обстоятельства освобождения до сих пор остаются неизвестными. Достаточно много усилий этой теме посвящают историки Войтех Шустек и Ярослав Чванчара, книги которых освещают обстоятельства покушения на рейхспротектора Богемии и Моравии Р. Гейдриха.

Пражане, убитые солдатами SS в Праге на ул. Горнокрчска 8 мая 1945 г., foto: Archiv Václava Vlka st.Пражане, убитые солдатами SS в Праге на ул. Горнокрчска 8 мая 1945 г., foto: Archiv Václava Vlka st. Положительным обстоятельством я считаю то, что изучением данной темы также занялись немецкие историки Детлеф Брандес, Фолкер Циммерман, супруги Хан, взглянувшие на указанные события уже с точки зрения демократической Германии, а ни в коем случае не нацистской. У нас же продолжают изучать большинство событий конца войны под призмой коммунизма, используя подчас сталинистский взгляд на историю, слившийся в прошлом с нацистским. Он заключается в том, чтобы максимально принизить достижения чехов, представить их в таком свете, что они – якобы трусливый народ, который должен только подчиняться другим. Я считаю, что это — главная проблема, которую можно наблюдать сегодня.

Как только свое мнение выскажет одна группа людей, ей тотчас начнет возражать другая группа, после чего начинается обмен обоюдно острыми заявлениями в СМИ по таким вопросам как роль маршала Конева и Красной Армии при освобождении страны, власовцы, повстанцы, при этом знаний указанной проблематики не хватает абсолютно всем. К сожалению, мы стоим в самом начале пути изучения этого исторического этапа. Ситуацию осложняет и то, что наши связи с российскими историками не очень хорошо налажены.

Похороны советских бойцов, убитых нацистами, Прага - Боржиславка, foto: Aрхив Вацлава Влка ст.Похороны советских бойцов, убитых нацистами, Прага - Боржиславка, foto: Aрхив Вацлава Влка ст. Один из приведенных в книге отрывков повествует о военной истории населенного пункта Троубелице Оломоуцкого края, свидетелями и участниками которых стали жители оккупированной нацистами Чехии.

"В состав Третьего рейха Троубелице в Судетской области была включена уже 10 октября 1938 года; здесь был основан немецкий комиссариат, контролирующий все близлежащие деревни. После нападения нацистской Германии на СССР в июне 1941 г. близ железнодорожного вокзала Троубелице появился лагерь для советских военнопленных. Они страдали от голода и местные жители им тайком помогали. В 1943 году пронацистские власти конфисковали 24 хозяйства, в том числе поголовье скота. Немцы упразднили местную чешскую школу, вместо которой открыли немецкую, ее посещение было обязательным для чешских школяров. В обратном случае их родителям грозила тюрьма. Преподавать в школе могли исключительно немецкие учителя.

И в этом населенном пункте возникла ячейка Сопротивления. Участники движения собирали оружие, лекарства, финансовые средства, помогали беженцам и семьях, члены которых оказались в фашистских концлагерях и тюрьмах. Часть подпольной группы гестапо удалось раскрыть, десять человек нацисты казнили. 6 мая 1945 года Троубелице, население которой сегодня составляет менее двух тысяч человек, освободила Красная Армия".

5 мая гестаповцы казнили в Терезине полсотни участников Сопротивления

Лицевая сторона обложки журнала V boj 1940 года, foto: volné díloЛицевая сторона обложки журнала V boj 1940 года, foto: volné dílo — Давайте попробуем хотя бы частично наверстать упущенное, что касается участников Сопротивления. Вы не первый год исследуете данную тему, к тому же в вашей семье были его участники — в частности, Ваш отец был членом нелегальной группы Předvoj.

— Да, мой отец был социал-демократом, который позже вступил в Компартию, и принадлежал к движению Сопротивления. Сначала он состоял в группе V boj («В бой»), которая нелегально издавала в протекторате широко распространявшийся журнал. После того как эту группу почти полностью ликвидировало гестапо, оставшиеся участники объединились с другими группами Сопротивления, такими как «Соколы», «Скауты», «Христиане», и создали группу Předvoj. Это были революционеры из числа деятелей профсоюзов, трудящихся. Они сильно пострадали накануне окончания войны: только 5 мая 1945 года гестаповцы казнили в Терезине 51 участника Сопротивления, большую часть из которых составили именно интеллектуалы группы Předvoj.

— В Předvoj, как можно узнать из Вашей книги, входили также марксисты и евангелики. Что произошло с Вашим отцом?

Йозеф Смрковский, foto: Časopis Květy, Wikimedia CC BY-SA 3.0Йозеф Смрковский, foto: Časopis Květy, Wikimedia CC BY-SA 3.0 — Мой отец избежал этой печальной участи и принимал участие в подготовке Пражского восстания. Позже мне посчастливилось говорить о происходившем в те дни с Йозефом Смрковским (первый зампредседателя компартии Й. Смрковский принимал активное участие в Пражском восстании – прим. ред ), с которым я долгое время был знаком лично. В конце войны я был, однако, совсем маленьким ребенком. Мы проживали на северной окраине Праги, откуда 5 мая приезжали в Прагу отделы СС. 6 и 7 мая в нашем районе проходили боевые действия, однако нам удалось выжить также благодаря тому, что моя мама в молодости училась в средней школе Вены и прекрасно говорила по-немецки.

— Вы упоминаете об этом в своей книге «Кровавые отзвуки войны», эпизод о Вашей матери – крайне любопытный и показательный: чехов, хорошо владевших немецким, нацисты зачастую принимали за этнических немцев и не трогали. Насколько многочисленным было движение Сопротивления в период протектората, что об этом сегодня историкам известно?

— До сих пор нам не удалось точно установить численность движения и найти об этом достоверную информацию. Дело в том, что группы Сопротивления тесно практически не взаимодействовали друг с другом, и их постепенно ликвидировало гестапо.

Во времена Первой Чехословацкой Республики и Протектората Богемии и Моравии на нашей территории очень многие говорили по-немецки, в том числе рядовые граждане, а потому установить, кто из них был чехом, а кто немцем, было крайне тяжело. В протекторате проживало почти три миллиона этнических немцев. Нам известно лишь то, что в Сопротивлении состояли тысячи человек, а в восстании в одной лишь Праге участвовали около тридцати тысяч, при этом восстания проходили по всей Чехии.

По оценкам самих немцев, в строительстве пражских баррикад принимали участие около ста тысяч жителей столицы. Движение Сопротивления не было малочисленным, и его значение не следует преуменьшать, однако удар гестапо по членам движения был очень ощутимым.

Фото: VHÚФото: VHÚ

В Моравии и на востоке Чехии ежедневно происходило до сорока актов саботажа

В Чехии, где расстояние между населенными пунктами составляет всего пару километров, шла подготовка к восстанию, которая координировалась Прагой. Все это проходило под прикрытием учений, с привлечением местного войска, существование которого допускали фашисты, и пожарных, а их было около семидесяти тысяч человек. И восстание в мае действительно началось.

– Какие операции Сопротивления, помимо Пражского восстания, на Ваш взгляд, наиболее значимы и где они проходили?

Жертвы "походов смерти", Волары, foto: Aрхив Вацлава Влка ст.Жертвы "походов смерти", Волары, foto: Aрхив Вацлава Влка ст. – Наибольших успехов движение добилось в Моравии, в то время, когда Красная Армия вела боевые действия в районе Будапешта и готовилась нанести удар против нацистов в районе Остравы. Тогда гестапо даже пришлось экстренно создавать в Брно особый отдел по борьбе с Сопротивлением, так как с осени 1944 года в Моравии и на востоке Богемии ежедневно происходило до сорока актов саботажа. В этих областях масштабы деятельности партизан приняли массовый характер, они нападали на военные патрули, устраивали взрывы, останавливали движение поездов, а силы немцев с каждым днем ослабевали, потому и понадобился особый отдел для ликвидации членов Сопротивления.

— Между тем, как сообщается в «Кровавых отзвуках войны», с декабря 1944 года жители Чехии и участники движения Сопротивления также помогали участникам «походов смерти», которые шли через территорию протектората также из Польши.

В апреле 1945 года рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер издал приказ: «Ни один из политзаключенных не должен живым попасть в руки держав-победителей». Почти четверть миллиона узников нацистских лагерей погибло и было убито во время «транспортов смерти», которые продолжались вплоть до окончательного падения Третьего рейха в мае 1945 года. Немцы строили узников концлагерей в колонны, заставляя преодолевать огромные расстояния в нечеловеческих условиях. Или же эвакуировали по железной дороге.

Брошенный немцами "транспорт смерти", foto: Aрхив Вацлава Влка ст.Брошенный немцами "транспорт смерти", foto: Aрхив Вацлава Влка ст.

Свыше пятидесяти тысяч советских военнопленных шли из Остравы в Вену

Один из таких вагонов остановился в северочешском городе Крупка, о чем сегодня напоминает Памятник 313-ти жертвам фашистского «похода смерти».

Цитата из Вашей книги:

«Весной 1945 года фашисты попытались переместить из Остравы в Вену свыше 50 тыс. советских военнопленных, но благодаря сопротивленцам многих из них удалось освободить, они оказались среди партизан. В конце войны в колонах военнопленных, что относится уже к маю 1945 года, шагали и немцы, советские солдаты взяли в плен на чешской территории 900 тысяч немцев».

— Вы пишете также о вступлении Красной Армии и танков маршала Павла Рыбалко в Прагу через Хабры, подчеркивая их главную роль в спасении чешской столицы…

Воины танковой армии Рыбалко в Усти-на-Лабе, foto: Aрхив Вацлава Влка ст.Воины танковой армии Рыбалко в Усти-на-Лабе, foto: Aрхив Вацлава Влка ст. — Они буквально проехали мимо нашего дома. Комитет, руководивший Пражским восстанием, полагал, что дата около 6 мая — наиболее подходящая для его начала, так как американцы еще не пришли, а Красная Армия была слишком далеко, однако было уже необходимо определить точный день. Но 5 мая генерал-фельдмаршал Фердинанд Шёрнер приказал всем немецким войскам на территории протектората действовать в соответствии с директивами гроссадмирала Карла Дёница, до самого конца без возможности сдачи в плен. В распоряжении Шёрнера в марте 1945 года была группа войск «Митте» численностью 1,2 млн человек, к маю их число сократилось до 600-700 тысяч, включая шестьдесят тысяч эсэсовцев. 5 мая Шёрнер приказал подчинить Прагу, 6 мая отделы СС прибыли в Прагу через Кобылисы и началась битва за Тройский мост. В тот же день генерал СС Пиклер инициировал переговоры с повстанцами и заявил, что немцы не уступят и любой ценой попытаются сохранить контроль над пражским транспортным узлом. Между тем, другие отделы СС наступали с юга, но на их пути к центру города встали власовцы. Нельзя притом сказать, что руководители Пражского восстания были рады присутствию членов РОА.

7 мая в Кобылисы прибыли свежие отделы СС. Их жертвой, в частности, стал и дядя моей жены, которого немцы застрелили. Генерал Пиклер приказал подчиненным бороться за каждый квартал, к чему были привлечены даже огнеметчики. На рассвете по направлению к центру города должны были начать военные действия танковые отряды, Пиклер требовал ударов с воздуха. Но благодаря власовцам, занявшим район Рузыне, где находились аэродромы, партизанам в значительной степени удалось помешать проведению воздушных операций и масштабы бомбардировок были небольшими.

 Солдаты  РОА в Праге, foto: Aрхив Вацлава Влка ст. Солдаты РОА в Праге, foto: Aрхив Вацлава Влка ст.

Если бы немцы не знали, что на подступах к Праге находятся танки Рыбалко, они могли бы утопить город в крови

Советский танк на пражском Кларове 9 мая 1945 г., foto: Archiv Václava Vlka st.Советский танк на пражском Кларове 9 мая 1945 г., foto: Archiv Václava Vlka st. Битва завершилась 8 мая, немецкие войска начали покидать Прагу, включая немецкое население, но только не эсэсовцы — в Бенешове у них была штаб-квартира, где находилось около тридцать пять тысяч человек, которые продолжали воевать, хотя и они к 9 мая прекратили сопротивление. Здесь важно отметить тот факт, что если бы немцы не знали, что на подступах к Праге находятся танки маршала Рыбалко, то они могли бы утопить город в крови. Фашисты понимали, что они могут спастись только отступая на юг, где могут сдаться американцам. Таким образом, армии Конева и Рыбалко сыграли на данном этапе решающую роль, ведь с одной стороны немцам противостояли власовцы, которые знали, что им уже не выжить и потому горели желанием отомстить нацистам, повстанцы, которые контролировали центр города и некоторые его окраины, а главное – с севера быстро наступала Красная Армия. Это основная причина, почему Прага выжила и почему ее жители с радостью приветствовали красноармейцев,

— завершает свой рассказ Вацлав Влк, автор книги, в которой пишет и том, что "в мае 1945 родился «февраль 1948 года»". Речь идет о коммунистическом путче, как считается, «похоронах послевоенной чехословацкой полудемократии», в результате чего коммунисты встанут у штурвала власти в Чехословакии на долгие десятилетия.

В конце книги наш собеседник сообщает, что «его отец, вначале удостоившийся наград за верность Родине и отвагу, позже был приговорен в сталинистком процессе к двенадцати годам лишения свободы».

Немецкие военнопленные в Чехии, Беловес,  foto: Archiv Václava Vlka st.Немецкие военнопленные в Чехии, Беловес, foto: Archiv Václava Vlka st.
08-05-2020