«Другой город» Михала Айваза: магический и увлекательный

16-04-2020

«Другой город» Михала Айваза в нашем сериале о лучших чешских книгах – первый представитель литературы 90-х годов прошлого века, когда чешские писатели смогли, после долгого времени, писать вне политического контекста. «Другой город» – это не чтение для всех, но зато – это книга полная фантазии, магии и необыкновенных приключений.

Михал Айваз, фото: Rafał Komorowski / CC BY-SA 4.0Михал Айваз, фото: Rafał Komorowski / CC BY-SA 4.0

Почему стоит прочитать эту книгу? – мы спросили профессора чешской литературы Яна Малуру из Остравского университета.

«Другой город», фото: Petrov«Другой город», фото: Petrov Михал Айваз обладает способностью перенести читателя в другой мир. Это касается и иных его романов, не только «Другого города». Именно в наше непростое время, кажется, это оценят многие читатели. Точнее, Айваз не приглашает вас в совсем другой мир. Сюжет «Другого города» разворачивается в Праге, во многих очень известных местах, как, например, Староместская площадь или холм Петршин. Но читатель обнаружит, что наряду с Прагой, которую мы знаем, существует еще и другой город в альтернативном мире. Это роман о движении между реальным и воображаемым мирами, о грани между реальным и сюрреальным. Есть Прага, и рядом с ней, или под ней, – «Другой город». Это – во-первых. Во-вторых, книги Айваза всегда остросюжетные. Вначале всегда есть какая-то загадка. «Другой город» начинается с того, что рассказчик покупает в букинистическом магазине на Карловой улице (такой магазин действительно существовал) книгу, напечатанную непонятным алфавитом. Ему становится интересно, он пытается узнать, о чем эта книга. Постепенно он начинает обращать внимание на следы и знаки существования другого города. В уголках библиотек, в подземелье или в квартирах за зеркалами. Роман начинает сильно втягивать читателя. Рассказчик ищет пути, ищет ворота в другой мир. Его путь не имеет конкретной цели.

Каков смысл такого путешествия без цели?

Смысл в том, чтобы увидеть то, что в нашем конкретном мире существует на окраине, или нам об этом только снится. Айваз – городской автор и это привлекает многих читателей. Это роман городского странника, где реальная топография существующего города смешивается с тайной. Город здесь как живой. Он делает то, что ему захочется, заманивает героев... Все это интересная тема.

Тем не менее, это же не просто книга об отношениях в необычной обстановке, у нее ведь разветвленный сюжет …

«Другой город», фото: repro Michal Ajvaz, 'Druhé město'/Petrov«Другой город», фото: repro Michal Ajvaz, 'Druhé město'/Petrov Это не совсем серьезный роман, хотя так может показаться с первого взгляда. «Другой город» и иные тексты Айваза полны шуток, гротеска, пародии. Автор смеется над применением рационального подхода ко всему. В романе действуют ученые, занятые весьма странными исследованиями, например, археологией розеток. В книге говорится о «дневных» и «ночных» науках. Также в романе появляются привидения – например, одичавшие потомки библиотекарей, танцующие средь стеллажей Национальной библиотеки… Есть и другие смешные находки. Айваз чередует юмористические пассажи с философскими рассуждениями об очаровании городских окраин и периферии, о магии незаметных вещей. Он рассказывает о том, что свое волшебство есть и в тишине, и в пустоте. Описание окраин Айваз уникально по своей поэтичности.

Определенное бегство от реальности, типичное для Айваза, по-моему, в чешской литературе встречается не очень часто.

Да, в этом плане Айваз очень оригинален. Конечно же, есть немало романов, где реальность смешивается с фантазией. Айваза можно сравнить с Иржи Кратохвилом, но сюжеты Кратохвила развиваются на историческом фоне. Айваз так не делает.

Про Михала Айваза говорят, что он создатель чешского магического реализма. Вы с этим согласны? Чем отличается чешский магический реализм от латиноамериканского?

«Другой город», фото: repro Michal Ajvaz, 'Druhé město'/Petrov«Другой город», фото: repro Michal Ajvaz, 'Druhé město'/Petrov Вы правы, ярлык «магический реализм» используется в связи с Айвазом очень часто. Я считаю, что это не вполне уместно. Все-таки магический реализм, как мы его знаем из литературы стран Латинской Америки, это нечто другое. Он очень тесно связан с историей, традициями и мифами Южной Америки. Это нельзя просто взять и перенести в Центральную Европу. Гарсия Маркес фактически описывает реальные события, но он их гиперболизирует. Айваз работает по-другому, он создает альтернативные миры. Во многих литературоведческих исследованиях пишут о некоторой схожести Айваза с аргентинским писателем Хорхе Луи Борхесом. У них встречаются похожие мотивы, например, таинственные книги, написанные неизвестным алфавитом, разные шифры, или библиотека как джунгли. Думаю, лучше смотреть на «Другой город» в контексте романов о магической Праге. Это важное течение чешской и пражской немецкой литературы. Вот «Голем» Густава Майринка, там тоже в начале – таинственная книга и проникновение в другой, альтернативный мир. Да и Франц Кафка близок к этому направлению своими героями, которые что-то ищут, пытаются куда-то проникнуть, и им это не удается. Кафка также описывает магическую атмосферу города Праги, - рассказывает Ян Малура, профессор литературы из Остравского университета.

Роман «Другой город» переведен и на русский язык, ищите издание 2004 года, прекрасная работа Екатерины Бобраковой-Тимошкиной.

Земли окраин, мой друг, это центр, а мы расселились по краю. (пер. Е. Бобраковой-Тимошкиной)

Михал Айваз (род. 1949 в Праге) — современный чешский прозаик, поэт, эссеист и философ. На русский язык переведены его романы «Другой город» (пер. Е. Бобраковой-Тимошкиной, издательство Азбука-Классика, 2004, и повести «Белые муравьи», «Парадоксы Зенона» и рассказы «Возвращение старого варана».

Фото: Кристина МаковаФото: Кристина Макова
16-04-2020